independent version
Information Bulletin
of the President' Administration

For Russin text , please click on "Options" in your Browser
(Netscape Navigator 2.0 and higher), then "Document Encoding",
then "Cyrilliс [Windows]"
Joint Project with editorial office of WWW Belarus
ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ № 5, октяюрь, 1996
Администрации Президента Республики Беларусь

Выступление ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ А. Г. ЛУКАШЕНКО
В ВЕРХОВНОМ СОВЕТЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 10 октября 1996 г.
Мы с вами пережили несколько нелегких недель. В стране бурно развивалась дискуссия по вопросу о референдуме, дате его проведения, основному смыслу и значению поправок, вносимых в Конституцию. Оно и понятно. Речь идет о дальнейших путях развития нашего общества, нашем будущем. Никто и не предполагал, что дискуссия будет развиваться в уравновешенной манере, равнодушно. Но эмоций оказалось столь много, что они несказанно удивили и видавших виды журналистов, а может, и Европу. Значительная часть этих эмоций была адресована мне. Чего только ни говорилось и вслух, и письменно: и о моем стремлении к диктатуре, и о том, что я не знаю, куда вести Республику Беларусь, и о том, что я хочу быть пожизненным президентом и т.д. Причем использовались для этого все возможности, а надо сказать, что их оказалось немало.
С какой-то угодливостью и чрез- мерной поспешностью многие средства массовой информации и здесь, и за рубежом предоставляли страницы своих изданий для всевозможных измышлений. "Туристы" из Беларуси вдруг оказались во многих странах Европы, не известно, за чей счет. Всюду они что-то объясняли, а кое-кто это охотно печатал, выдавая за истину в последней инстанции.
Впрочем, туристами их нельзя на- звать. Многие из них - официальные лица, занимающие достаточно высокое общественное положение и вес в республике. Они отбросили все свои дела и отправились за рубеж искать "правду- матку" или резать ее напролом, забыв о приличиях. Некоторые из них, если я не ошибаюсь, находятся там и поныне. Между отдельными, наиболее активными, даже развилось своеобразное соревнование - кто посетит больше стран.
Пока лидирует один из ваших депутатов, который за последние две недели успел совершить вояж, по-моему, - в семь стран. Из чьей казны оплачены эти поездки? Кто давал полномочия выступать от имени народа, от имени Правительства, от имени Верховного Совета?
Это немаловажной значимости вопросы. Я задаю их только для того, чтобы разобраться в мотивах подобных действий здесь, вместе с вами, преодолев взаимные обиды.
Доездились ведь до того, что делегация Верховного Совета во время недавней сессии Межпарламентской ассамблеи Совета Европы высказала там две различные, взаимоисключающие точки зрения, чем немало удивила руководителей этой организации. Не тем, конеч- но, что были высказаны взаимоисклю- чающие точки зрения. Это у них в по- рядке вещей. Удивляются же они тому, что вместо того, чтобы решить эти про- блемы у себя дома, кое-кто летит за ру беж и ищет там союзников, причем готов поддаться на любое приглашение, на лю- бую удочку, порой даже забывая о собст- венном достоинстве. Всяк, кто готов платить и при- глашает, найдет желающего поехать. Тем не менее, мы с вами хорошо сознавали и раньше, теперь уже, по-моему, все мы убедились, что наши проблемы решить за нас не сможет никто. Мы развязали дис- куссию по жизненно важным для нас проблемам. Мы здесь проявили определенные инициативы, мы и должны придти к согласию здесь у себя дома. Не скрою: многие несправедливые оценки, оскорбления в мой адрес ранят меня. Однако сегодня не до личных обид. В ваших и наших руках будущее Беларуси, благополучие ее граждан и доверие этих граждан к ком. Мы не можем предать это доверие и продолжать далее пребывать в склоках, взаимных оскорблениях и обидах. Поэтому я и решил, преодолев все личное, еще раз обратиться к вам с призывом искать компромисс на этой же основе, - быть выше обид и подозрений.
Мне приятно отметить, что я не одинок в этом стремлении. Как вы уже знаете из печати, сто десять, а может сейчас уже больше, депутатов уже обратились ко мне с такой инициативой. Должен сказать, что она пришла как нельзя более вовремя. Ведь проект Конституции, который я предлагаю на референдум после публикации, стал предметом всенародного обсуждения. Пошел буквально поток замечаний, предложений, уточнений, сомнений и вопросов. Над обобщением их работает сегодня авторитетная комиссия. Вместе с этой комиссией я рассмотрел и поправки, предлагаемые депутатами, и хочу здесь сказать вам со всей ответственностью: я принимаю в основном все эти поправки.
Не буду голословен и доложу вам подробно о тех изменениях, которые, следуя инициативе этой группы депутатов, составляющих большинство Верховного Совета, я вношу в текст Конституции.(см. Проект Конституции)
Статья 84 (речь идет о полномочиях Президента) излагается в следующей редакции:
''8) с согласия Сената назначает Председателя Конституционного Суда, Председателя Верховного Суда, Председателя Высшего Хозяйственного Суда из числа судей этих судов;
9) с согласия Сената назначает судей Верховного Суда, судей Высшего Хозяйственного Суда, Председателя Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов, Генерального прокурора. Председателя Комитета государственного контроля. Председателя и членов Правления Национального банка;
10) назначает 6 судей Конституционного Суда, иных судей Республики Беларусь".
С этими поправками корреспондируют поправки, внесенные в пункт 2 статьи 98, часть третью статьи 116 и часть вторую статьи 130.
Пункт 2 статьи 98, определяющий полномочия Сената, изложен таким образом:
"2) дает согласие на назначение Президентом Председателя Конституционного Суда, Председателя и членов Верховного Суда, Председателя и членов Высшего Хозяйственного Суда, Председателя Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов. Генерального прокурора, Председателя Комитета государственного контроля. Председателя и членов Правления Национального банка''.
Статья 116, часть третья:
"Шесть судей Конституционного Суда назначаются Президентом Республики Беларусь, шесть судей избираются Сенатом. Председатель Конституционного Суда назначается Президентом с согласия Сената. Срок полномочий членов Конституционного суда - 11 лет. Предельный возраст членов Конституционного суда - 70 лет".
Статья 130, часть вторая:
"Председатель Комитета государственного контроля назначается Президентом с согласия Сената". Таким образом, ваши предложения о назначении Председателя Конституционного Суда и Председателя Комитета государственного контроля с согласия Сената учтены полностью, без каких- либо исключений.
По предложению депутатов меняется порядок формирования Сената, а также парламента в целом в переходный период. В этой связи часть вторая статьи 91 и статья 143 предлагаются в иной редакции.
Статья 91, часть вторая: "Сенат является палатой территориального представительства. От каждой области и города Минска в Сенат избираются тайным голосованием по восемь сенаторов на заседаниях депутатов местных Советов депутатов базового уровня каждой области и города Минска. Восемь сенаторов назначаются Президентом Республики Беларусь".
Сенат будет избираться, как и положено такому органу исходя из его правовой природы, а Президент будет иметь в нем лишь своих полнлмочных представителей всего 8 сенаторов очень заслуженных людей".
Статья 143, согласно обращению 110 депутатов должна была бы быть изложена так:
"В месячный срок со дня вступления в силу настоящей Конституции Верховный Совет Республики Беларуеь формирует из своего состава Палату представителей и Сенат.
Часть состава Сената назначается Президентом в порядке, предусмотренном статьей 91 настоящей Конституции. При этом все депутаты Верховного Совета Республики Беларусь сохраняют свои полномочия в течение срока, предусмотренного настоящей Конституцией, и входят соответственно в Палату представителей и Сенат. Количество сенаторов не может превышать установленного Конституцией состава Сената".
В обращении содержится также предложение депутатов об увеличении срока полномочий парламента и об установлении права председателей палат самим, без Президента, созывать внеочередные заседания палат. Что касается последнего - шестого предложения депутатов, то оно также вполне обоснованно. Поэтому статью 95 проекта, часть пятую мы с вами изложим следующим образом: "Палата представителей. Сенат в случае особой необходимости созываются на внеочередную сессию по инициативе Президента, председателей палат, а также по требованию большинства от полного состава каждой из палат по определенной повестке дня".
Итак, по моему глубокому убеждению, и дух, и суть 4-х предложений депутатов Верховного Совета перечисленных в их обращении, а именно 2-е, З-е, 5-е и 6-е предложения, нами учтены полностью, безо всяких колебаний. Этим мы продемонстрировали сегодня нашу добрую волю, стремление находить совместный выход из острых кризисных конфликтных ситуаций. И более того, демонстрируем всему народу Беларуси нашу с вами способностъ находить этот выход.
Ибо в таких случаях, как всем известно, одного желания избежать конфликта мало - надо еще и умение, и добрая воля, и творческий подход к актуальным проблемам нашей жизни.
Что же касается первого и четвертого предложения, в частности, по формированию парламента переходного типа из нынешнего состава Верховного Совета и по увеличению срока будущих парламентов до 5 лет (в проекте он определен в 4 года), то здесь я хотел бы с вами посоветоваться.
Во-первых, я просил бы вас согласиться, чтобы срок полномочий тех новых парламентов, которые когда-то будут избраны, все же был оставлен, как в проекте и заложено, в 4 года. Это связано с тем, что срок полномочий Президента и парламента не должен совпадать, чтобы во время их выборов страна могла иметь твердые гарантии нормального, не захваченного предвыборной эйфорией, функционирования хотя бы одной ветви власти. Поэтому я предлагаю, оставив срок полномочий для будущих парламентов 4 года, а для Президента - 5 лет, в статье 143 проекта, вынесенного на всенародное обсуждение, записать, что срок полномочий парламента, образованного на базе нынешнего Верховного Совета, составит 5 лет. Это первое и, согласитесь, неплохое дополнение или уточнение к предложениям депутатов по 143 и 93 статьям проекта.
Второе уточнение относится к тому, что не могут все, повторяю, все нынешние депутаты стать сенаторами, как бы этого ни хотелось. Надо же кому-тс работать, а точнее писать законы и 1 Палате представителей. Поэтому я соглашаюсь с тем, что депутаты сами, без участия Президента, сформируют две новые палаты, как вы и предлагаете, причем все депутаты Верховного Совета войдут в состав нового парламента. Но при этом в состав Сената войдут лишь те депутаты, которых изберут в качестве сенаторов Советы депутатов базового уровня в каждой из областей и в г.Минске, т.е. так, как в общем-то и предусмотрено в проекте изменений в Конституцию. Надо эту процедуру, уважаемые депутаты, пройти, если хотим стать сенаторами. Ведь и регионы заинтересованы в этом.
Остальные же депутаты, если народ и вы поддержите меня на референдуме, будут в составе Палаты представителей. Причем можно записать, что функции депутаты могут осущесталять, не порывая со служебной или производственной деятельностью. Короче - мы принимаем вариант 110 депутатов по формированию переходного парламента, но с вашего согласия с небольшой поправкой относительно формирования Сената, (Если есть необходимость, я могу зачитать дословно прилагаемый вариант статьи 143 (новый, уточненный вариант прилагается к докладу).
Разумеется, что в свете сказанного все измышления о каком-то разгоне Верховного Совета после референдума не более чем провокация.
Кроме того, хочу особо подчеркнуть, что я вообще не рассматривал этот проект Конституции как навсегда застывшую догму и не рассматриваю его и сейчас. И сегодня я заявляю вам о готовности к компромиссам и добавляю одновременно, что наша комиссия примет и даст в новых формулировках целый ряд пожеланий, часто весьма существенно дополняющих Конституцию, которые поступили от граждан республики, трудовых коллективов, общественных организаций и государственных органов. Об этих поправках я отдельно доложу общественности на Всенародном бе' лорусском собрании 19 октября.
Например, в контексте ведущихся разговоров оппозиции о чрезмерном расширении полномочий Президента, чего на самом деле в проекте нет, нами предлагаются дополнительные гарантии возможного воздействия парламента на Президента, а значит и расширения компетенции парламента. В частности, снижен, например, кворум для преодоления парламентом вето Президента до 2/3 голосов состава палат парламента. По ряду случаев для этого в проекте предусматри- валось, как вы знаете, 3/4 голосов (программные, например, законы). Большинством в 2/3, а не в 3/4 голосов, как было в проекте Сенат сможет решать вопрос о снятии Президента с должности. Я принял решение не вносить в качестве изменений и положение о пожизненном сенаторстве бывшего Президента может, действительно, это хорошо за границей, а у нас не поймут.
Устанавливается четкий срок, в течение которого по вопросам, предусмотренным в Конституции, изданные Президентом декреты направляются на рассмотрение в парламент - он равен 3 дням. В трехдневный срок Президент обязан будет сообщить Сенату и о принятом им решении по введению на территории Республики военного положения в случаях, предусмотренных Конституцией. Ограничивается право Президента не более чем на 3 месяца откладывать проведение забастовки, как и предлагают свободные и несвободные профсоюзы, а также некоторые эксперты. Есть и целый ряд других возможных поправок демократического характера. Мы их вам в самые ближайшие дни представим и хотели бы, чтобы обновленный проект вы обсудили и рекомендовали на республиканский референдум. Тем более, что основное внимание в этих изменениях уделяется расширению прав и свобод граждан Республики и дальнейшему усилению гарантий их реализации.
Кроме того, учтен и ряд существенных положений, являющихся программными для депутатов-коммунистов, например, о сохранении общественной, точнее государственной собственности. Думаю, мы правильно с точки зрения депутатов-аграриев, да и многих других депутатов поступим, если решим записать в Конституцию положение о том, что земли сельскохозяйственного назначения являются государственной собственностью. Но по этому вопросу я хотел бы посоветоваться вместе с вами с участниками будущего Всебелорусского народного собрания. И думаю, что решение его будет однозначным - таким, каким мы с вами, с большинством депутатов, представляем и видим.
Я все сказал. Теперь слово за вами, уважаемые депутаты, которое выразится, надеюсь, в открытом, честном голосовании по внесению изменений в принятые решения Верховного Совета по республиканскому референдуму. При положительных результатах этого голосования, а значит, одобрении нашей с вами согласованной программы конституционных преобразований, мы вместе с вами пойдем на референдум и вместе будем весь определенный
Конституцией срок осуществлять эту программу, если ее поддержит народ.
В связи с вышеизложенным хочу обратить ваше внимание на то, что поскольку сейчас существует проект, согласованный с большинством депутатов Верховного Совета, на мой взгляд, прежний, внесенный фракцией коммунистов проект Верховного Совета уже становит- ся нецелесообразным - его надо снять с референдума.
Хотел бы также обратить ваше внимание на следующее. Сегодня в многочисленном хоре критиков и хулителей идеи референдума, как правило, существенных критических замечаний по содержанию самой Конституции, за исключением голословных утверждений о стремлении к личной, абсолютной власти, не было. Но даже и с учетом этого, как видите, я проявил и добрую волю, и стремление к согласованным действиям, и принял практически все замечания депутатов.
Никто из самых серьезных, так сказать, критиков не оспаривал также и мое право созвать референдум и вынести на него свой проект Конституции. Да я ведь в своем выступлении перед вами и не о праве этом просил, я просил лишь назначить дату референдума. Вместо этого Верховный Совет почему-то счел нужным изменить саму идею и замысел предлагаемого мной референдума, внося свои поправки, о которых я не просил и которые я не намерен использовать. Я просил только о дате!
Добавлю от себя, что в практике послевоенной Европы проводились десятки референдумов в самых различных странах и в различные периоды. Значительная, если не большая часть из них, выдвигались главами государств. В этой же истории не зафиксировано ни одного случая, чтобы высшее законодательное учреждение не дало Президенту возможность провести референдум в тот день (в ту дату), о которой он просит.
Есть же и неписанные правила взаимного уважения, есть прецедент: мы с вами две ветви власти, одинаково легитимные, ибо избраны народом в строгом соответствии с законами и Конституцией. И когда одна ветвь власти выступает с какой-то вполне законной инициативой и просит другую ветвь власти не мешать ей, то это как бы само собой разумеющееся обстоятельство. Ведь совершенно очевидно, что выигрыш или проигрыш Президента на референдуме определяется не датой его проведения, а точнее, не столько датой, сколько сложными обстоятельствами общественного доверия к нему и его политике, сущностью пред- ставленных вопросов на референдум, правом народа высказать его открыто.
Сегодня обращая на это внимание, я хочу сказать, что если по тексту Конституции существует уже согласованность, консенсус большинства депутатов Верховного Совета и меня лично, то навряд ли стоит затевать опять длительный спор о дате. Добавлю к этому, что большинству граждан, как показывает наше общение с ними, сам спор этот непонятен. Здравомыслящим людям ведь ясно, что перемена даты мало что меняете но если у Президента есть какие-то свои соображения насчет именно этой даты, а не другой, если они не связаны с каким- то нарушением законам то почему бы не дать ему такое право.
Поэтому я просил бы убедительно еще раз, уважаемое собрание, рассмотреть вопрос о дате и оставить дату проведения, названную мной в моем первом выступлении - 7 ноября. Эта дата определенным образом отложилась уже в сознании народа, она получила одобрение многих общественных организаций, групп, выдающихся деятелей культуры нашей страны. Менять ее сейчас это еще раз вносить смятение в умы, демонстрировать своему народу и всему миру нашу неспособность договориться по частным вопросам. Ведь как могут доверять они нам в больших делах, связанных с выходом из кризиса, экономической реформой, будущим общества, если мы не можем найти согласие в одном, относительно частном вопросе. Я прошу вас пересмотреть ваше решение и назначить дату референдума на 7 ноября этого года, сняв при этом альтернативный проект изменений в Конституцию, предложенный некоторыми коммунистами и другими депутатами.
Уважаемые депутаты!
Все мои действия и все мои намерения у вас на виду. Вы обратили, несомненно, внимание на то, что я не встревал в полемику по частностям и никогда не отвечал оскорблением на оскорбление. Но я по-прежнему - гарант Конституции, и не позволю, чтобы эта конфликтная ситуация использовалась некоторыми наиболее агрессивными индивидуумами для оказания давления на инакомыслие, на тех, кто не согласен с ними. Я с удивлением читал в печати выступления, интервью, статьи многих и из ваших руководителей, где высказывается прямая угроза металлическим голосом "ррразобраться'' с теми, кто не пойдет по их пути, прямо говоря, "не спляшет под их музыку".
И ведь уже разбираются: одних исключают, других наказывают, третьим обещают кары не только небесные, но и земные в самом близком будущем. Я должен со всей ответственностью сказать вам, что я как Президент никогда не допущу расправы над людьми за то, что они добросовестно исполняют свои служебные обязанности, государственный долг, за то, что они лояльны к законной власти, за то, что они не спешат попадаться на удочку демагогов, обещающих "манну небесную''.
Я и сегодня заявляю вам, что я готов к продолжению диалога, к поиску путей совместного решения проблем, к выходу из кризиса объединенными усилиями. Я призываю к этому и партии и общественные движения. Хотя, должен вам сказать, что задача эта для меня как Президента является порой уж очень трудной. Судите сами: состоится очередной пленум или съезд гражданской партии одна программа, социал-демократической - другая. Вот читаю в печати: состоялся пленум ЦК КПБ. Коммунисты против Президента, против референдума, против всех? За кого же они? Выходит за себя только, что ли? И одновременно читаю заявление Сергея Калякина о том, что он готов к диалогу и компромиссу. Я тоже готов к этому диалогу, только без нагнетания эмоций, без взаимных оскорблений, без предварительных условий. Но поймите и меня: "Гражданский союз'' ругает меня, что вроде бы не хочу частной собственности, коммунисты - за то, что вроде бы уничтожаю общественную собственность. Как мне реагировать на все это? Кроме того, у меня ведь и заботы и о зарплате, и о трудоустройстве молодежи, и о помощи пенсионерам, и о зиме.
Давайте договоримся сразу и на будущее: каждый волен высказывать свои мнения, каждый вправе иметь их, никто никогда не вправе преследовать другого за инакомыслие. Но в спорных вопросах, когда высшее руководство страны, общественные организации и партии, ветви власти не могут прийти к единому мнению, продолжают конфронтацию, взаимные обличения, шельмования неугодных и несогласных - это путь в тупик. Всем нам дорого и гражданское согласие, и мир и спокойствие, которые Царят в нашей республике. У всех у нас одна Родина мацi Беларусь. Поэтому давайте изберем очевидное: когда мы сами не сможем договориться между собой, давайте спросим мнение у народа. И исполним его волю.
Я все сказал

BACK TO THE FIRST PAGE OF INFORMATION BULLETIN

Адрес редакции:
220016 Республика Беларусь, Минск, ул. К. Маркса, 38

Please visit our sponsors.
Click Here to Visit our Sponsor

Webmasters, need money? Click here!
Click Here to become a ValueClick Member Site